Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

«Мы будем умирать за Новороссию — нам отступать некуда» эНШа бригады Призрак Юрий Шевченко

Приятно осознавать то, что в своё время мы помогли попасть туда этому человеку.

Александр Чаленко, обозреватель «России сегодня», специально для «Русской весны»

То, что на Луганщине идет война, вы понимаете сразу, как только переходите границу. Об этом говорят не только многочисленные ополченцы с автоматами, но и разгромленная женская колония. Там или рядом с ней сейчас происходит эксгумация трупов.

Везде следы обстрелов и пожаров. Дороги во многих местах с многочисленными выбоинами, что затрудняет движение. От дороги отходить не рекомендуют, так как можно нарваться на растяжку. Мы видели даже мост над дорогой, у которого была взорвана одна их опор. Причем таким образом, что он, упав одним концом, почти перекрыл проезжую часть. Шоферы пролетают под ним на очень большой скорости. Боятся, что он может обрушиться.

Автомобилисты стараются попасть до места назначения до наступления темноты. Все опасаются диверсионно-разведывательных групп украинцев, которые, как говорят, выходят на дороги и устраивают диверсии.

Разгромленную технику с дорог уже убрали. За время путешествия нам на пути следования попался недалеко от Луганска только один подбитый, уже покрывшийся ржавчиной танк. Дороги «напичканы» блок-постами. Ополченцы, которые там стоят, в основном бывшие шахтеры. Даже среди «казаков» атамана Козицына.

Останавливаемся у одного блок-поста. Начинаем говорить с его начальником — молодым, интеллигентным, хорошо выбритым парнем в очках.


Интересуюсь.

— Вы, наверное, до войны были человеком какой-то интеллигентной профессии?

— Я? Да нет, был проходчиком на шахте.

Пауза. Я в недоумении.

— Простите, а какой у вас позывной?

— Профессор.

Еще одна пауза. Недоумение еще большее.

В штаб Мозгового мы прибываем, когда уже стемнело. Если на въезде в город мы еще видим зажженные уличные фонари, то, углубившись в городскую застройку, замечаем, что единственным источником освещения являются фары проезжающего мимо нас транспорта. Его, в общем-то, достаточно много.

Тут и легковые, и грузовые машины. Электричества в городе нет. Что-то с высоковольтной линией передач. Какие-то проблемы: то ли неисправность, то ли украинцы повредили во время артиллерийских дуэлей. Нам сказали, что света нет уже второй день подряд, а до этого все было нормально.

Наш проводник Евгэн поясняет, что Алчевск не пострадал от обстрелов украинской артиллерии, как другие города ЛНР. Поэтому городская инфраструктура не уничтожена. Жить можно. В городе, в общем-то, тихо. Только слышно артиллерийское эхо. Где-то там фронт.

Штаб бригады «Призрак» — это двухэтажное казенное здание. Относительно небольшое. Уже утром я увидел на нем вывеску местной алчевской газеты. Первый, кто встретил нас на входе был «советский кореец» в пуштунской шапке-берете и с арафаткой на шее. В руках автомат. Мой спутник, ростовский журналист, выяснил, что кореец сам родом из Душанбе. Воевать начал еще в 1991 году, когда началась гражданская война в Таджикистане. Потом переселился в Волгоград. Воевал, в том числе и в Чечне. Вот сейчас приехал поддержать Новороссию. Кореец и еще несколько бойцов этой ночью охраняют штаб.

Бойцы, когда узнают, что я московский журналист и хочу пообщаться с командованием, просят немного подождать. Через какое-то время нас зовут внутрь. На «проходной» еще у одного бойца по его требованию оставляю свои мобильные телефоны. И поднимаюсь на второй этаж. В темноте вижу достаточно большой холл. В нем постоянно находятся несколько бойцов с автоматами.

Обычно в таких холлах проводят или детские утренники, или торжественные построения. Замечаю на стене самодельную карту Украины, которая поделена пополам. Западная и Центральная Украина закрашены в зеленый цвет. На зеленом поле написано «Украина». Юго-Восток выкрашен в красный цвет. Надпись «Новороссия». В нижнем левом углу написано «Народное ополчение Донбасса». Все сразу понятно, каким тут видится будущее Украины.

Кстати, Алексей Мозговой никакую ЛНР не признает. Признает только Новороссию. Никаких отдельных «народных республик» быть, по его мнению, не должно. Только «единая и неделимая Новороссия». Рядом с картой большое красное знамя бригады «Призрак». Дополняет картину большая православная икона.

Меня проводят в кабинет начальника штаба Юрия Валерьевича Шевченко. Мозгового нет. Он уехал по делам. Чуть позже мне кто-то сказал, что ночью он обычно ездит по позициям, а отдыхает уже утром.

Начштабу уже давно за сорок. Он среднего роста, худой, очень коротко стриженный, седина уже тронула его волосы, большой лоб с залысинами, белая щетина. Смотрит на вас исподлобья. Сурово так смотрит. Одет в камуфляжные штаны, черную футболку и толстовку зеленого цвета, на левой груди пришита зеленая полоска «Новороссия».

Читать продолжение статьи

ПосПост

Вчера, когда я сказал ему, чтобы в связи с последними событиямм он берег себя и Алексея, Юра ответил цитатой:
"Мы слишком долго считали себя крутыми. Настало время доказать это!". Прорвемся.
Будем верить, что так и будет

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment