Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО



Современные физики выдвигают множество теорий об устройстве Вселенной, в том числе и выглядящих прямо взятыми из научно-фантастических романов. Например, о существовании параллельных миров. Пока наука бьётся над доказательствами, добрые русские люди испытывают параллельные миры на собственной шкуре: современная Россия это не одна, а как минимум две реальности.

Есть мир официоза, мир телевизора, мир больших печатных изданий. Есть мало с ним пересекающийся мир интернета — ни в коем случае не виртуальный, состоящий из таких же живых и настоящих людей, просто эти люди пользуются другими источниками новостей, другими каналами передачи информации и другими инструментами взаимодействия.

Между этими двумя реальностями огромная разница. «Мир телевизора» построен на фальши, он ей пропитан. Ставка здесь всегда делается на внешний эффект. Главное — и этим насквозь пропитана вся Российская Федерация — это создать видимость, произвести впечатление, а дальше хоть трава не расти. Обертка здесь заведомо не совпадает с содержимым, названия не передают смысл явлений, а маскируют его.

Одни новости здесь не замечают, а другие конструируют из ничего на пустом месте. В этом мире убийства четырёхлетней девочки Насти как бы не было вовсе: это даже не убийство, а так, что-то вроде несчастного случая, недоразумение, нелепое стечение обстоятельств, которым неловко волновать респектабельную публику. Сознание эпохи телевизора вымарывает неудобные факты из реальности автоматически, на уровне рефлекса.

Интернет, в противоположность телереальности, предельно честен. Иногда даже избыточно. Информация распространяется не по нескольким крупным магистральным каналам, а одновременно по миллионам мелких и частных. Собственно, сколько людей, столько и каналов. Любая новость немедленно транслируется, бесконечно анализируется, препарируется и компилируется. От лжи это не спасает, но здесь нельзя обманывать всех и всё время — всегда есть альтернативные источники информации.

Иными словами, в интернете тоже много лжи и фальши, но верить в них не обязательно.


Парадоксально, но «виртуальность» интернета на поверку гораздо более реальна, чем «реальный» мир условного телевизионного официоза. В официальной версии реальности нет политики — есть съезды ЕР; нет журналистики — есть Киселёв; нет искусства — есть Михалков; нет бизнеса — есть распилы. По сути реальность в её привычном понимании в Российской Федерации окончательно загнана в подполье и переехала в интернет.

Понятно, что это неестественная ситуация и долго так продолжаться не может. 6 марта я ощутил это на себе — это было как внезапно освободиться, как проснуться от долгого сна. Реальность сняла зал, реальность собрала своих сторонников, реальность устроила встречу. Реальность наконец начала отвоёвывать своё законное место у уродливого и фальшивого федерального симулякра.

На ток-шоу S&P с членами Комитета 25 января я шёл во вполне скептическом настроении. В РФ трудно не обрасти цинизмом. Сколько уже было политических инициатив и смелых начинаний, которые при ближайшем рассмотрении оказывались пустышками — иногда сразу, иногда спустя некоторое время? К тому же идея свести Калашникова с Крыловым за одним столом казалась… новаторской. Но для очистки совести я всё же решил сходить и взглянуть на всё это своими глазами.


АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО

Перед началом съемки


И сразу понял, что ошибался. Происходило что-то другое, что-то принципиально новое — причём это стало ясно ещё до того, как спикеры поднялись на сцену. Дорогой зал, хорошее оборудование. Публика! Признаться, я ожидал в разы меньше народу. Большой актовый зал уже был заполнен почти до отказа, и люди продолжали прибывать. Собранные, деловитые, в приподнятом настроении. Вежливые и приветливые друг с другом, прилично одетые молодые русские люди. Культурные, но совершенно не зажатые, не закомплексованные, ничего не боящиеся. Треть или четверть присутствующих составляли девушки, причем пришедшие не за компанию, а явно по своему собственному желанию. Охрана. Суровые, на редкость «настоящего» вида парни в камуфляже, дежурящие у всех дверей.


АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО


Я увидел хозяев — спокойных, уверенных в себе. Это были не гости, зал принадлежал им. Чёрт возьми, в этот момент им принадлежал без пяти минут весь мир. Такого правого движения в России ещё никогда не было.

Теперь о самом Комитете: во-первых, спикеры сразу захватили публику и держали зал всю встречу. Между залом и сценой чувствовалась какая-то прочная спайка, ощущение общего и нужного дела, понятного без слов. Я никогда до сих пор не видел такого на политических мероприятиях. Единственная затесавшаяся в аудиторию городская сумасшедшая получила немедленный укорот именно от зрителей, причём от всех.


АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО


Во-вторых, это было первое выступление К25 в обновлённом составе. Громкое самоисключение Лимонова и Карабанова вместо того, чтобы запустить процесс развала и склоки всех со всеми, против ожиданий сплотило Комитет.

К25 публично продемонстрировал незаурядную гибкость и способность эффективно договариваться по действительно важным вопросам. Вдруг выяснилось, что если отсечь крайние точки зрения, можно найти много общего: например, в экономике позиции вменяемых правых (не отрицающих необходимость некоторых элементов социал-демократии) и умеренных левых (не покушающихся на частную собственность и свободу предпринимательства) не так уж сложно согласовать друг с другом, надо лишь договориться о единой терминологии.


АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО


И здесь трудно преувеличить роль Игоря Ивановича Стрелкова. Для меня именно он стал главным открытием мероприятия — я ожидал обнаружить в нем кого угодно, только не искусного дипломата, разумного, умеренного и взвешенного человека. Разговор на сцене не оставил сомнений, что именно Стрелков способен эффективно объединять людей разных взглядов. Без его участия самоуверенность левых и привычная сверхирония правых превратили бы дискуссию в полемику, если не в перепалку.

Вместо этого мы увидели вполне согласованную совместную работу — разные участники периодически вежливо возражали или дополняли друг друга, но неизбежно приходили к общему выводу, в общих чертах приемлемому для всех. Причём, судя по статьям и постам, появившимся после мероприятия, этот общий вектор сохранился. Люди реально намерены заниматься общим делом.


АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО


Главное вот: Комитет 25 января это, конечно, никакая не «коалиция». Это вполне сформированное и однородное политическое движение. Где-то его участники расходятся во мнениях. Но это совершенно нормально — в любой крупной политической партии неизбежно возникают фракции — люди физически не могут думать абсолютно обо всем одинаково.

В главном члены К25 согласны между собой. Это не лево-правый примиренческий компромисс, это цельная националистическая идеология, пусть она и не называется этим словом прямо. Стрелков со сцены дословно повторил ключевой постулат любой серьезной националистической программы — «если русских в России как минимум 80%, то хотя бы сопоставимая пропорция власти и собственности в стране должны принадлежать русским». С этим согласны даже представители «левой фракции» — а с деталями им легко будет примириться.


АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО


Это наше, националистическое движение, которое мы без колебаний и оговорок можем назвать своим собственным. Оно открыто для всех без исключения русских людей, согласных с нашей повесткой. О деталях мы всегда договоримся. Впервые в истории постсоветской России у нас есть что-то большее, чем мечты, теории, косплей и субкультурные тусовки.

У нас есть организационное ядро, у нас есть лидер, у нас есть все возможности для того, чтобы превратить это движение в общенациональное, вобрав в него все здоровые силы, способные к осмысленному диалогу.

Перед нами открываются пугающие и захватывающие дух высоты. Конечно, предстоит безумная прорва работы, но теперь есть ради чего работать и к чему стремиться. У нас есть наше Дело.


АНТОН ПОПОВ: НАШЕ ДЕЛО




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment