Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Она, конечно внешне

я и металл-панк,

но в душе всё та же девочка-романтик.

"Выйду в поле, весеннее, яркое,
Лихо шапку набок заломлю…»-
Чужды мне эти строки ясные –
Сильно шапки носить не люблю.


А в стихах все дуэли, перчатки,
Я и это понять не могу –
У меня всегда руки свободны,
Я перчаток давно не ношу.

Волосы мои на ветру не вьются,
Я их к лету совсем отстригу.
Люди просто друг с другом бьются –
Я со нравами споры веду.

Не нужны мне для чести перчатки,
И не в шапке я лихость храню.
Не люблю, чтобы было жарко,
Тесноты я совсем не терплю.

Что мне волосы? Может, красивые!
Что мне лишняя красота?
Но свои я глаза люблю синие –
Мне свобода, свобода нужна!

"Весенняя песнь"

Сегодня весна.
Мир – слиток золота
Как я люблю тебя,
Солнце высокое.
Как предана тебе,
Небо глубокое,
Сегодня в душе им убита тоска.

Облачка два –
Легкие перышки
Вам не завидую,
Птицы далекие.
Счастье вдыхаю –
Полные легкие.
Радость до края и лезет из горлышка.

Травка зеленая,
Будут цветы.
Благодарю вас,
О зелень весенняя.
Боготворю вас,
Природа нетленная.
Празднуем вместе: мир, я и ты.

Пожми мне руку, милый друг!
Пожми мне руку, милый друг!
Я так мечтаю о рукопожатье.
Я так давно не жала рук,
Что забываю радость от участья.

Пожми мне руку, друг мой дорогой,
В знак встречи или на прощанье.
Я это счастье унесу с собой,
И не забыть тебе дам обещанье.

Ну а при встрече я скажу тебе:
«Ты помнишь, как при встрече крепко руку жал?»
Но будет твой ответ лишь только «Нет» -
Свое добро ты не запоминал.

Пожми мне руку, первый встречный,
Заметив чувство на лице.
Не удивляйся, что горячей
Ладонь покажется тебе.

И пусть не странно будет, милый друг,
Что так груба рука моя и тверда –
Я так давно не жала рук, -
Теперь и руки, и душа истерта.

Зима. Вокруг не холодно, но грязно.
И тяжело, и хочется весны.
Глаза закрыв, я солнце представляю,
И пух едва-едва касается земли.
Порывом ветра согнаны от дома,
Легко и тихо улетают вдаль…
И тишина – ни шороха, ни грома,
И на душе от них какая-то печаль.
Как хочется хоть на день это сделать правдой,
Как хочется мне с ними полететь,
Но все-таки зима, и серый снег – мешает,
И неба – нет, и некуда глядеть.

"Дорога"

Солнце палит,
Пыль – в небеса,
Над головами свистят знамена.
Звонко поют.
Вверх голоса!
Ребята, на песни осталось два дня!

Год ожиданья –
Долой этот год!
Новый, с гитарой, день счастья придет.
Мысль о прощанье
Пока не идет –
Так, …, будь счастлив, народ!

Гитары, играйте!
Дорога, пыли!
Нас у причала не ждут корабли,
Не уплывайте –
Вперед нам идти.
Петь не забудьте, пока мы в пути!

Бодр и скор
Юности шаг.
Сами идем – нам не нужен маяк.
Манит вперед нас
Прелесть дорог.
Что-то скрывает вон тот поворот?

"Сергею Есенину"

Я люблю, я читаю взахлеб,
Раздираясь на части, страдая.
О, Есенин! Гигант! Небоскреб!
Ты – душа моя и горечь родная.

За что люблю? За мысли? За стихи?
А за что еще любить поэта?
Просто я кажусь, такая, как и ты.
Можно же любить за только это…

Ах зачем погиб? Убит? Давно…
Век назад почти? Неправда! Нет!
Он живой, и я люблю его.
Ведь не может умереть Поэт…

На глазах, на самый текст – портрет.
И в стихах он пишет – золотые кудри.
И глаза – как небо! О, Поэт!
Умерших любить – немного дури.

Нет, люблю не так, как все.
И не так, как я любила раньше.
Нет, не дурь, во мне какой-то бес, -
Ведь люблю того, кого не знаю.

Разве я его не знаю? Как?!
Я читаю, я чувствую с ним.
Это значит, что мне знаком этот маг.
Сознаю: он не мог быть другим.

Если б я жила лет сто назад,
Я была бы хоть кем-нибудь понята.
Был бы жив человек и поэт.
Хулиган и герой, как и я.

Я бы письма писала и верила,
А настал двадцать пятый бы год –
Я на той же петле бы повесилась,
В той же жесткой петле, что и он.

Нет, две тыщи пятнадцатый год.
Лишь читаю я, понимая,
О, Есенин! Гигант! Небоскреб!
Ты – душа мне и горечь родная.

"Сосны"

Простое российское дерево –
Береза со стройным стволом.
Бела и нежна, как дева,
Ветвями накрыв наш дом.

Но не люблю берез я –
Уж слишком он нежны.
Гораздо мне ближе сосны –
От Севера нам даны.

Синие с белым иголки –
Иней их скрыл до снегов.
Красный, оранжевый, черный –
Цвета дорогие стволов.

Тучи свинцовые в небе,
Им не страшны дожди,
Давно урагана и бури
Ждут в тишине они.

Ждали, с ветвями в небе
Лазурном и золотом.
Ждали, скрываясь в теле
И упиваясь мечтой.

Им, гордым деревьям Сибири
Не нужен наш тихий дом.
Им тесно в спокойном мире,
Когда на душе грянет гром.

Когда, под порывом ветра,
Сломается прочный ствол
Придет к ним удовлетворенье
И радость вернется потом

Тогда лишь, когда отгоревшее
Сердце забьется опять,
Они распрямятся для боя
В последний и первый раз.

Я, так же, как эти сосны,
Жду честной и бурной грозы,
Жду, как последнего боя,
Своей справедливой стрелы.

Как вам, оттого не белый –
Мой самый любимый цвет.
Поэтому солнца закатный,
Последний мне дорог свет.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments