Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Вадим Пятницкий. "День милиции"

10 ноября - праздник особенный, даже круче, чем Новый год. Это день, единственный в году, когда граждане обожают своих сатрапов, а жандармы своего народа вместо посадки граждан в тюрьму употребляют спиртные напитки, пляшут дикие танцы на столах и выводят в люди своих жён.
10 ноября - день рабочие-крестьянской милиции, который неожиданно и вдруг стал из гордого мужественного праздника каким-то нейтральным днём работника органов внутренних дел.
Вся столетняя история героической милиции была выброшена в мусорную корзину в угоду сиюминутным политическим хотелкам лиц весьма сомнительного морального облика и весьма неоднозначным прошлым.

****
Серые ангелы. День милиции (главы из романа)

В день милиции в Конторе пахло Новым годом… Куда то пропадал запах оружейного масла, ваксы, бесконечного сигаретного дыма, гниющих вещдоков. Даже злющая немецкая овчарка Ирма выглядывала из будки как то дружелюбно, торжественно…
В кабинетах пахло мандаринами, салатом оливье, шампанским, духами сотрудниц и туалетной водой сотрудников.
Оперсостав сбрасывал извечные джинсы и свитера и надевал дорогие костюмы, на которых скупо блестело по паре медалей.
На бойцах спецназа красовался вместо застиранной “флоры” новенький чёрный камуфляж и краповые береты.
Награды тянули бойцов к земле, но мужественные фигуры уравновешивали бутылки с разнокалиберным спиртным за пазухой

- По машинам! - кавалькада потрепанных “пятёрок”, “шестерок”, “девяток”, во главе с “маздой” Папы, плюя на правила дорожного движения несётся к аллее Героев центрального городского кладбища. Постовые ГАИ, вместо того, чтобы штрафовать злостных и неизвестных нарушителей - отдают колонне честь. Сегодня - можно.
На кладбище многолюдно - пришли жёны и дети, родители погибших ребят, рядом с памятниками накрыты импровизированные столы.
Народа всегда много - и убеленные сединами ветераны и совсем молодые опера, только пришедшие в Контору из различных РОВД.
Совершенно незнакомые друг другу люди обнимаются в знак приветствия - словно братки из лихих 90-х… - семья… по две гвоздики в руках.
Подходишь, трогаешь могильный камень:
- привет, брат… Видишь нас? Видишь, знаю, вот приехали тебя помянуть…
Не знаю, герой ли ты… С войны приехал, вышел на работу, сел на диван в кабинете и умер.Теперь на этом диване сплю я. А может быть… - всё может быть… ко всем приедут потом...
Сердце. Не выдержало. 34 года всего. Знаешь, что твой отец, полковник, на похоронах сказал? - я горд, что мой сын умер за Родину. Теперь ты точно знаешь, что так было - отец ушёл следом, через полгода и в метре от тебя лежит. Рассказал тебе, наверное - ведь вместе вы теперь.
“ -... за воинов русских на поле брани живот положивших… за други своя..” - поёт рядом поп.
- Куда, батюшка, на могилу? - полковник коммунистом был… идейный… парторг.. - пьяный голос рядом…
- Отойди, сын мой, нет у Господа ни коммунистов, не беспартийных… - слышится певучий бас…
-... на, помяни.. “ - стаканчик пластиковый протягивают, - а ведь морозно - хорошо водка идёт…
Отца Сашкиного чёрным полковником звали. Рука левая в перчатке была, экзема, нервное. В зелёной форме, отглажен с иголочки, манеры, осанка - словно белогвардеец из советского кино. А ведь коммунист, парторг. Хороший мужик был - честный, порядочный, справедливый. Любили его.
А сын Сашка - опером, не пошёл на “паркет”, а ведь мог - “землю” топтал. Когда сердце хватать начало - отказался от предложенной “дежурки”, дальше оперить пошёл. Не выдержало сердце.
Теперь рядом лежат - и отец и сын.
Папа наш речь толкает, чётко, без пафоса. Верно говорит - пока встречаемся здесь, у могил, помним наших ушедших - будут жить Контора и коллектив. Будем помнить…
Будем.

****
На паркетных фронтах генералов не счесть,
Но в связи с театральным сезоном
В новой драме страны офицерская честь
Вне закона, вне закона.

Опера пьяные, с мороза в большом зале, на торжественное собрание пришли. Развезло в тепле многих.
Одеты дорого - богато - на галёрку, будьте любезны. Мол, без формы, не портите официальную картинку, телевидение приехало. А на самом деле - побаиваются анархистов этих - матросов Балтфлота - знают про всех много, работа такая, и редко молчат при случае - да и пьяные, видно.
Акустика в зале интересная - с галёрки кричишь - весь зал слышит, а президиум - нет.
Знают об этом опера. Они вообще всё знают.
-... медалью “За доблесть в службе” награждается старший инспектор Штаба капитан милиции Козлобаева Наталья Владимировна! - замполит с трибуны декларирует пафосно…
Аплодисменты в зале, бежит Наташка за медалью. Холеная, ебабельная, счастливая, ничего тяжелее стакана в руках не державшая. За доблесть, наслужила.
Генерал ей навстречу - медаль вручать.
- Она у начальника Штаба сосёт - кричит опер с “галерки”.
Зал от смеха в истерике тонет. А в президиуме кажется, будто бы так народ радуется - долгие, продолжительные аплодисменты. Раскраснелась Наташка, попьёт ещё крови из оперов проверками - сиську в кителе под медаль к генералу тянет. Целует инспектора генерал - ну как такую фифу, да не чмокнуть…
- медалью “За участие в боевых действиях” награждается начальник Штаба полковник внутренней службы Широков Николай Дмитриевич
- С “гуманитаркой” ездил, три дня в Ханкале пробухал, - орут опера.
Опять зал в хохоте тонет - аплодисменты переходят в овации.
Пузатый полковник - строевым с подходом, кривой ножкой к генералу поворачивает - ещё смешнее залу.
А президиуму кажется - ликует народ…
Дальше награждения идут - зампотылу, ФИНО, психологи, кадровики, замполит, ХОЗО - комментирует галерка - вручает друг другу награды президиум, ликуют трибуны.
Оперов только в списках нет, участковых нет, следаков почти нет - эти все во взысканиях, отдельным списком пойдут - снять ранее наложенные, и то далеко не все - пехота, махра - бабы ещё нарожают.

Анке за пизду - Красную звезду, Петьке за атаку - хуй в сраку - на том стояла и стоит земля Русская.
А мы, махра, не в обиде, нас - рать!
Пехота ордена получает посмертно.

****
- Ребята, третий… - встали все, стаканы до краёв… не чокаемся - третий…
“... в этой нищей, бесправной, забитой стране,
так похожей на общую зону
- кто-то должен остаться в гражданской войне - вне закона, вне закона…”
- рвёт душу Трофим
за Серёжек, за Санька, за чёрного полковника, за вас за всех, ….
“... под оплаченный скрежет газетных писак и чиновников всех эшелонов - мы идём на заданье, где каждый наш шаг - вне закона, вне закона!”

Присели за столы - понеслась - весь кабак пьянка идёт, весёлая - пьют опера, пляшут разухабисто, рубахи на себе рвут.
“Эх, яблочко - куды котишься - в ГубЧК попадёшь, не воротишься… “ - каждый раз, как последний.
Жены ментовские рады - один раз в год в люди вывели. На мужей кричат, а те в ответ - молчи женщина, твой праздник - день милиции!
Весело гуляют, гудит кабак, лабухи надрываются.
Дежурная смена в пустой Конторе аккуратно водку разливает, за праздник большой. Без фанатизма - завтра отметят нормально, - а сейчас без происшествий дежурить нужно.
Бах - и пульт пустой, оружейка без охраны, и дверь в Контору настежь…
Где помощник дежурного?
А помдеж во дворе на корточках сидит, загнал свирепую немецкую овчарку Ирму в будку и рассказывает ей, как он под Самашками под миномётный обстрел попал и как кусочки пацанов - срочников от горелой брони отдирал. … выпил человек - бывает.
Страшно фашистской собаке, в угол забилась, слушает, и слеза у неё катится…
Иди спать, Вова - смеётся на помощника дежурный, - я за пульт сяду…
Закончился праздник… спит пьяная милиция. Сегодня опять на работу - пахать до седьмого пота, выявлять, пресекать, раскрывать, расследовать и воевать.
А нас - рать!

#котПятницкого поздравляет личный состав и ветеранов ОВД с профессиональным праздником - днем милиции! Желает крепкого здоровья, счастья, удачи и успехов в нелёгком труде.

Tags: #котПятницкого
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment