Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Categories:

"Чем ваш Сталин лучше нашего Адольфа?




Вспоминает Карстен Лянге рядовой фузелёрского батальона 6-ой танковой дивизии Вермахта о боях в Прибалтике и взятии немецкими войсками столицы Латвии - Риги в конце июня 1941 года, а также о первом общении с Советскими солдатами:

"Мы сидели и грели наши запыленные лица на утреннем, но уже довольно жарком солнце. Судя по всему, к полудню будет пекло.

Пусть будет жарко, лучше обливаться потом и переносить духоту, чем участвовать в жарком сражении, которого мы по счастью избежали.

Настроение было отличным, по частям пронеслась весть, что русские ночью покинули Ригу и через пару часов мы уже будем в городе.

Мы ждали свою очередь у понтонной переправы, колонны техники сгрудились у пока единственного целого моста на нашем участке.


Частям, которые наступали в авангарде не так повезло, они два дня вели бои за Ригу и их сильно потрепали, но в город они толком так и не смогли ворваться.

Благодаря тому, что наши "соседи" стремительно наступали и могли отрезать русских в городе, те решили организованно отойти, чем сберегли свои и наши жизни.

Хоть взятие города несколько затянулось, всё равно мы были счастливы, война идёт только неделю, а мы уже в Риге!

Мы предвкушали, радужный приём и отдых, который нас ждет в городе, пусть он и небольшой, но отдых. Нам нравилась Прибалтика, она была похожа одновременно и на Франкфурт и на Гамбург, похожа на дом.

Жалко, что люфтваффе пришлось основательно разбомбить город, чтобы сломить сопротивление и горизонт всё ещё заволакивал дым, который сносило в нашу сторону.


К полудню, подошла наша очередь переправляться, мы пересекли реку Даугаву, наша колонна втянулась в город, здесь мы увидели группы пленных, сидящих под конвоем, прямо на брусчатке.

Время позволяло, приказа двигаться дальше не было, интенданты и снабженцы дивизии бегали по городу наперегонки, чтобы ухватить кусок пожирнее и пополнить наши запасы свежими продуктами.

Нам стало любопытно, мы слезли с брони наших танков и пошли поближе к пленным русским, ходили среди них, они лишь безропотно смотрели снизу вверх, а мы собирали "сувениры", кто хотел брал у пленных звездочки с пилоток, а некоторым везло и даже доставался портсигар или мундштук ручной работы.


Нужно было успевать, скоро тыловики оберут этих русских до нитки.

Пока для нас были экзотикой все эти звездочки и русские папиросы, со временем этого будет даже слишком много, а пока нам было интересно.

Пауль Штрейх - парень из нашего взвода, даже пытался практиковать на пленных свой русский, но он только начинал осваивать язык и произношение было неважным.

На выручку пришёл батальонный переводчик и весельчак Вилли Франк, мы его обожали, он раньше был приписан к нашей роте и был также рядовым "шутце" (стрелок нем.), но командир батальона узнал, что парень отлично владеет языком противника и глупо им рисковать бросая в бой наравне с другими, Вилли закрепили при штабе батальона.


Когда пришёл Вилли, то общение с русскими стало гораздо эффективнее. Не знаю, я не испытывал к ним ненависти, было чувство легкого пренебрежения и даже сочувствия к эти людям.

Мы задавали разные шуточные вопросы, Вилли переводил.

Мне не давал покоя вопрос, почему эти молодые ребята воюют за коммунистов и своего Сталина, неужели они так боятся? Что заставляет их сражаться?


Моё внимание привлёк сидящий чуть в стороне русский офицер, который не брал предложенные ему сигареты и выглядел угрюмее остальных, он смотрел сквозь свои прищуренные глаза с неодобрением на остальных пленных и их общение с нами.

Может он и есть комиссар, про которых нам столько говорили?

Я подозвал Вилли и попросил перевести этому офицеру мой вопрос.

Чем ваш Сталин лучше нашего Адольфа? - Спросил я у пленного. Ответ русского поставил меня в тупик.

Русский сначала молчал и видимо вообще не хотел ничего отвечать, а потом медленно едва слышно процедил сквозь зубы, что Вилли едва разобрал его слова:

"Гитлеру нужно постоянно кричать и доводить себя до истерики, чтобы вы его услышали исполнили его волю, Товарищ Сталин может молчать и ничего не говорить, а мы всё равно его слышим, даже сейчас... Сила в молчании, а не в истошных воплях. Очень скоро, мы также молча будем стоять у порога Германии".

Когда Вилли перевел слова этого русского, мы рассмеялись, он точно безумец и большевистский фанатик, такой же, как и их Сталин.


Ребята через пару часов забыли и этого русского и его слова, наша колонна выдвигалась дальше навстречу грохочущему горизонту, где наши танки уже прорывали дальше фронт.

Во мне же это "фанатик" породил сомнение и я долго думал над его словами. "Сила в молчании". Что он имел ввиду?"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment