July 31st, 2016

Будь Стрелковым, как на его месте поступил бы ты?

Вот не люблю я эти все диванные прения и мнения не профессионалов на темы их близко не касающиеся, но поскольку поток обвинений в адрес Стрелкова ни на каплю ни иссяк, а продолжает низвергаться зловонным водопадом, то я предлагаю вам представить себя на его месте.
Нет, я не предлагаю вам представить себя под говнопадом лжи, и ощутить на себе все прелести информационной войны.
Я предлагаю всем, кто не согласен с тем, что нужно было оставлять Славянск, взять этот эпизод из жизнедеятельности Стрелкова и влезть в его френч.

Небольшая преамбула. Когда ты заходил в Славянск, у тебя были одни планы и ты был уверен в поддержке,
но в середине мая ты уже точно знал, что старого плана точно нет.

Итак, ты знаешь, что помощи точно не будет. БК на исходе.
Завтра кончится двенадцатитысячный калаш Кургиняна.
Второе кольцо окружения замыкается.
Что в Донецке вообще непонятно. Это как другая страна.
Ты отвечаешь за несколько тысяч человек ополчения и несколько сотен тысяч гражданского населения
Твои действия?


ПосПост
Надо сказать, что один из офицеров штаба Дрёмова, уже попытался представить себя на месте Стрелкова.
Он предложил для начала связаться с командирами на позициях с Дремовым и Безлером, оставить в Славянске около батальона, в городах Краматорск, Дружковка, Артёмовск, Светлодарск оставить по роте с надежными командирами и приказом увеличить роты до батальона и выстраивать линию обороны от Северодонецка до Ясиноватой.

Выскажу свое непрофессиональное мнение. Если предварительно связываться с командирами в других городах, с тем же Дремовым и Безлером - то значит поставить под угрозу скрытность маневра. Очень уж велики шансы просачивания информации укропам. Поэтому была полная тайна. Даже начальник контрразведки узнал о выходе одним из последних. А если рассредоточить свои силы по другим городам, то это по моему мнению значит обречь их на изоляцию и уничтожение. И главное, это  не спасло бы Донецк от сдачи.

НотаБе
Забавный эпизод. Как я его упустил. Оказывается бывший народный мэр Вячеслав Пономарёв,
в своё время сам угрожал приехать в Донецк и навести там порядок)



"Север" о совести.

Война - всё же, интересная реальность. Она поднимает массу вопросов, которые по миру не возможно было бы себе и представить. Просто потому, что очень трудно представить себе, скажем, жизненные вопросы обитателей Марса. Да самих этих обитателей представить себе довольно проблематично. Если вообще возможно. Некоторые вещи надо просто увидеть. Своими глазами. То же самое и с войной. А ещё с тем моральным выбором, который который она ставит перед людьми.

Вот, к примеру, один из таких вопросов: должна ли быть совесть у бойца, подписавшего контракт? А и правда, зачем она ему? Ведь с момента подписания в его жизни всё очевидно. Выполняй приказ и воюй, если ты не трус...

...Когда-то давным-давно, тогда, когда ещё выходила газета "Пионерская правда", я читал в ней одну заметку. В заметке рассказывалось о некоем опросе, проведённом среди советских детишек, на тему: "Может ли быть что-то хуже трусости?". Детишки отреагировали очень бурно - редакцию завалили письмами, общий смысл которых сводился к тому, что хуже трусости ничего нет. Но автора заметки потрясло одно единственное письмо, выбившееся из общего хора. Письмо, пришедшее от ребёнка из Карабаха, который тогда уже зажёгся тем яростным огнём, что сейчас пылает во многих тогда ещё мирных уголках бывшего Союза. Письмо из Карабаха, который вспыхнул первым. И содержалась в нём одна единственная мысль: "Хуже трусости может быть только отсутствие какой-либо совести". Тогда я не понял этих слов. Сейчас понимаю. Может потому, что сам оказался в той реальности, из которой писал тот ребёнок. А может потому, что просто повзрослел. Не знаю. Да это и не важно. Важно другое.

Когда ты встанешь перед Богом и он начнёт задавать тебе вопросы, вряд ли тот ответ, что ты "работал по контракту", будет Им принят. Ведь ты сам в ответе за свою душу. Ты, а не твой командир и уж тем более не те вербовщики, с которыми ты этот контракт заключил. Так что вряд ли это будет оправданием. Каким бы ты ни был храбрым и как бы ни хвастался своим духом - это всё не имеет значения, если ты потеряешь душу. Если при этом у тебя нет совести - ты не солдат. И уж тем более, не русский солдат. Ты всего лишь убийца. Потому, что солдата от убийцы отличает некое моральное превосходство. Которого, при отсутствии совести, просто нет. А солдаты всегда побеждают убийц.

В этом случае ты - ничем не лучше тех, с кем воюешь. В этом случае ты - бандеровец, фашист, нечисть, которая лишь по удивительному недоразумению оказалась с этой стороны линии фронта. Если у тебя нет совести - любое великое дело ты извратишь и опоганишь. Это всего лишь вопрос времени, уж поверь.

И в этом случае твой контракт на военную службу становится контрактом на продажу души. Который совершенно не обязательно подписывать кровью.

Совесть - это то, что не даёт сломаться. Не даёт начать получать удовольствие от убийства. Не даёт превратиться в животное. И да - её отсутствие хуже трусости. Потому, что ни один трус на войне не погубил столько народу, сколько погубил человек без совести.

Глупо хвастаться духом, если нет души.