Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Categories:

Речь адвоката по делу "Мачете"

Уважаемый суд, уважаемые участники судебного процесса и присутствующие лица, окончено судебное следствие по обвинению Свиридова Юрия Николаевича в убийстве гражданки Российской Федерации на территории Донецкой Народной Республики.
В прениях прокуратура, выступающая в качестве представителя обвинения, предоставила исчерпывающие доказательства, которые, по ее мнению, неопровержимо подтверждают не только причастность Свиридова к убийству Ткачевой, но и то, что ее смерть наступила в результате огнестрельного ранения.
Следует признать, что на первый взгляд, предоставленные и исследованные в судебном заседании доказательства вины Свиридова достоверны, и в своей совокупности, казалось бы, бесспорно доказывают вину Свиридова.
Но это на первый взгляд. Следует отметить, что Свиридов не признает вину. И защита полностью поддерживает позицию подсудимого.
Непризнание Свиридовым вины во вменяемом ему преступлении обусловлено

Первая, это отсутствие прямых доказательств совершения Свиридовым убийства Ткачевой, и неоднозначность предоставленных обвинением косвенных доказательств.
Какими доказательствами оперирует обвинение?
Во-первых, обвинение утверждает, что смерть Ткачевой наступила в результате огнестрельного ранения.
В подтверждение этого, обвинение ссылается на заключение экспертизы трупа Ткачевой, проведенного экспертом Литвин Е.В. за № 191/6 от 28.11.2017г. Но, на момент проведения данной экспертизы тело Ткачевой было захоронено. Таким образом, утверждение эксперта Литвин об экспертизе трупа Ткачевой заведомо ложно.
Экспертиза трупа Ткачевой экспертом Литвин проводилась по материалам судебно-медицинского исследования трупа Ткачевой А.А. № 191 от 28.11.2017г. проведенное той же Литвин Е.В. в статусе специалиста.
Отличие статуса специалиста от эксперта существенно. Специалист не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Тем самым, заключение данного специалиста подлежат в дальнейшем пристального внимания, а утверждения, и выводы - проверке.
Но, труп Ткачевой захоронен, фототаблицы пулевого ранения на теле Ткачевой в материалах уголовного дела отсутствуют. Остается только поверить «на слово» Литвин что действительно, ею было обнаружено в теле Ткачевой пулевое отверстие, из которого был извлечен предмет, имеющий сходство с пулей.
Но хочу отметить, что суд все-таки не то место, где вера является критерием достоверности доказательства.
Действительно, Литвин в ходе исследования в качестве специалиста трупа Ткачевой, был изъят лоскут кожи с пулевым отверстием, ДНК которого в дальнейшем, в ходе проведения ряда биологических экспертиз было признано соответствующим ДНК выделенным из биологических следов обнаруженных на куртке зеленого цвета и гистологии.
Но получение образцов тканей трупа Ткачевой для гистологии, и изъятие лоскута кожи, было проведено Литвин также в статусе специалиста, что безусловно ставит под обоснованное сомнение действительность выводов о принадлежности лоскута кожи и гистологического архива именно Ткачевой Анастасии.
Данное сомнение может быть устранено путем эксгумации трупа Ткачевой с целью взятия образцов для биологического исследования (выделения ДНК) с последующим сравнительным анализом с ранее полученными результатами по ДНК лоскута кожи, гистологии, куртки зеленого цвета.
Соответствующее ходатайство заявлялось защитой как в ходе расследования преступления, так и на судебном следствии. Но было отклонено.
Действительно, ввиду того что тело Ткачевой захоронено на территории другого государства, его эксгумация затруднена не только с этической стороны, но и с правовой, ввиду отсутствия правовых оснований для обращения с соответствующим запросом.
Но, на территории Российской Федерации находится дочь Ткачевой. Ничто не препятствовало следствию взять образцы у родной дочери Ткачевой для определения ДНК и последующим сравнительным анализом с ДНК гистологии, лоскута кожи и куртки зеленого цвета с постановкой вопроса перед экспертом: «являются ли носители предъявленного ДНК родственниками?»
Необходимость в проведении данного исследования очевидна.
Подсудимый не обязан доказывать свою невиновность. Предоставление доказательств своей непричастности к вменяемому преступлению это право, а не обязанность подсудимого. В отличии от обвинения.
Именно обвинение обязано предоставить доказательства обстоятельств, на которое ссылается в подтверждении вины подсудимого. И эти доказательства должны быть безупречны.
Не устранение следствием данного сомнения, по мнению защиты указывает на то, что и у обвинения имеется неуверенность, что смерть Ткачевой действительно наступила в следствие огнестрельного ранения.
Во-вторых, обвинение утверждает, доказательством смерти Ткачевой в результате огнестрельного ранения является звук выстрела, который был обнаружен на флэш-карте мобильного телефона «Sigma mobilа», принадлежащий, по мнению обвинения Ткачевой Анастасии.
Действительно, свидетелем Калимуллиным в судебном заседании дано описание мобильного телефона, совпадающее с внешним видом мобильного телефона, находящегося в материалах уголовного дела в качестве вещественного доказательства.
Действительно, на флэш-карте мобильного телефона «Sigma mobilа» имеется аудиофайл «Карина_20170930122941.wav» на котором записан звук, имеющий некоторое сходство со звуком выстрела из огнестрельного оружия.
Анализ данного аудиофайла первоначально может позволить сделать вывод о том, что разговор между Ткачевой и Филипьевой прерывается внешним воздействием, последовавшим непосредственно после звука, имеющего сходство со звуком выстрела из огнестрельного оружия.
Но, если рассматривать данное доказательство беспристрастно, то сведения, содержащиеся в данном аудиофайле, не являются безупречным доказательством события, на которое ссылается обвинение.
В ходе следствия были проведены фоноскопические экспертизы в экспертно-криминалистическом центре главного управления МВД России по Ростовской области.
Внимание заслуживает повторная экспертиза № 2/1434 от 27.12.2018г. (т.3 л.д.85-99)
В разделе экспертизы «установление объектов исследования и их описание» в примечании №1 отражено: «для проведения технического исследования представленный файл вводился в память ПЭВМ путем копирования без изменения» (т.3л.д.87)
То есть, экспертному исследованию подвергнута была копия файла.
Далее, в выводах эксперта указывается: «на фонограмме (СФ1), содержащейся в файле «Карина_20170930122941.wav» на представленном флеш-носителе, неситуационные изменения зафиксированной звуковой информации не выявлены».
Данный вывод противоречит исследованию, - техническому исследованию подвергался скопированный в память ПЭВМ файл, а не на представленном флеш-носителе.
Таким образом следует признать, что непосредственно файл «Карина_20170930122941.wav», находящийся непосредственно на представленном флеш-носителе на предмет выявления неситуационных изменений (а проще говоря следов монтажа записи) экспертами не исследовался.
На обоснованное сомнение в том, что содержание аудиофайла «Карина_20170930122941.wav», не подвергалось монтажу указывают следующие факты:
Изъятие мобильного телефона «Sigma mobilа» было произведено следователем 02.10.2017г. в ходе осмотра места происшествия. Поводом к осмотру послужило принятое 02.10.2017г. в 17ч35мин. оперативным дежурным Калининского РО ГГУ МВД ДНР сообщения, что на территории воинской части 08807 расположенной в поселке Кондратьевка г. Горловка умерла замкомандира взвода сержант Ткачева Анастасия Алексеевна без признаков насильственной смерти.
В последствии, никаких действий с изъятым мобильным телефоном не проводилось. По крайней мере материалы уголовного дела не содержат об этом сведений. Лишь через год, после передачи данного мобильного телефона следователю на территории РФ, было установлено, что внутри телефона находится карта памяти с информацией о последних минутах жизни Ткачевой Анастасии (аудиофайла «Карина_20170930122941.wav»)
Свидетель Сабуняк в ходе допроса в судебном заседании показал, что после того как он услышал некий звук похожий на звук выстрела он, выглянув в коридор, увидел Свиридова в руке у которого находился пистолет с «длинным» стволом.
Вместе с тем, и следствие в ходе расследования преступления, ссылается на изъятую Литвин пулю в ходе исследования трупа, которая по мнению экспертов принадлежит к патрону, используемому в качестве боеприпаса к пистолету «ПБ»
Но, действиям Литвин нет доверия в связи с тем, что как ранее указывалось, она действовала при исследовании трупа Ткачевой в качестве специалиста, а не эксперта.
Кроме того, если предположить, что действительно, выстрел в рассматриваемый период был произведен из пистолета «ПБ» то несоответствие звука выстрела на аудиозаписи «Карина_20170930122941.wav» фактическому звуку выстрела из пистолета «ПБ» очевидна. Утверждать, что звук выстрела на аудиофайле «Карина_20170930122941.wav» принадлежит пистолету «ПБ», это проявление неуважения к конструкции данного пистолета.


В соответствии со ст.88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Совокупность собранных доказательств, это не количественная, а качественная категория, которая состоит в непосредственной связи с достаточностью доказательств для разрешения дела.
Именно по качеству собранных обвинением доказательств вины Свиридова следует определять их достаточность для принятия решения по существу.
Ущербность доказательств, собранных следствием проявляется в следующем.
Действительно, следователем в соответствии с требованиями УПК РФ в ходе выемки, были изъяты и приобщены к материалам уголовного дела доказательства в виде материалов уголовного дела, возбужденного на территории ДНР по факту гибели Ткачевой Анастасии, а также предметы, которые в последствии были признаны вещественными доказательствами и исследованы в порядке, предусмотренном законом.
Но, следует признать, что следователь исходил из того, что изъятые им доказательства у следователя генпрокуратуры ДНР были в свое собраны в строгом соответствии с законом, действующим в месте изъятия – Донецкой Народной Республике.
Изучение материалов уголовного дела, возбужденного на территории ДНР по факту смерти Ткачевой Анастасии, не позволяет согласиться в соблюдении законности при сборе доказательств, которые впоследствии были приобщены к материалам уголовного дела, возбужденного на территории Российской Федерации.
На что следует обратить внимание?
Материалы уголовного дела № 02-1-2017-173-000825 (возбужденного на территории ДНР) не содержат сведений не только о признании вещественным доказательством:
 гистологический архив № 2658/2017 полученный в результате судебно-медицинского исследования трупа Ткачевой А.А. (т.3 л.д.133-139)
 Металлический предмет, похожий на пулю, обнаружение которого отражено в результатах судебно-медицинского исследования трупа Ткачевой А.А. (т.3 л.д.133-139)
 Кожный лоскут, изъятие которого упоминается в акте судебно-медицинского исследования трупа Ткачевой А.А. (т.3 л.д.133-139)
 Куртка зеленого цвета, изъятие которой отражено в протоколе осмотра места происшествия (т.3 л.д.217-222)
 Телефон «Sigma mobile» обнаружение которого отражено в протоколе осмотра места происшествия (т.3 л.д.222-225),
но и сведений о процессуальном действии, в ходе которого гистологический архив, кожный лоскут были получены и упакованы следственными органами ДНР методом, препятствующим свободный доступ к предмету изъятия третьими лицами.

Действительно, при проведении 02.10.2017г. судебно-медицинского исследования трупа Ткачевой Анастасии, специалист Литвин Е.В., при внутреннем исследовании трупа Ткачевой А.А. указывает: «в теле 7-го шейного позвонка по задней поверхности справа сквозной дырчатый перелом размерами 1,5х1 см., по передней – размерами 1,5х1,2 см. с образованием мелких костных фрагментов, отвернутых снаружи (по передней поверхности). Оба перелома соединены между собой раневым каналом в направлении сзади наперед справа налево практически горизонтально длиной 3см. в подкожной клетчатке, мягких тканях шеи в проекции раны на коже, в месте перелома седьмого шейного позвонка, ранений пищевода и щитовидного хряща гортани темно-красные разлитые кровоизлияния. В мягких тканях шеи справа обнаружено инородное тело металлической плотности желтого цвета (пуля) размерами 1х0,7мм.» «пуля отдана следователю» (т.3 л.д.133-139)
Но, в акте судебно-медицинского исследования трупа № 191, в графе присутствующих при исследовании трупа стоит прочерк. Материалы уголовного дела № 02-1-2017-173-000825 (возбужденному на территории ДНР) не содержат сведений, когда, при каких обстоятельствах, кому (какому следователю), в присутствии кого, специалистом Литвин Е.В, передавался металлический предмет, внешне похожий на пулю, обнаруженный ей при осмотре трупа, кем упаковывался и опечатывался данный предмет методом, исключающим несанкционированный доступ к предмету изъятия третьими лицами.
И в то же время, в протоколе осмотра места происшествия от 02.10.2017г. старший следователь СО Дебальцевского ГО МВД ДНР майор полиции Добин Е.В. указывает: «Осмотр проводился кабинета приемной Дебальцевского отделения СМЭ и стеклянного флакона с предметом внутри внешне схожим на пулю ПМ-9мм изъятом из тела трупа Ткачевой А.А. в ходе вскрытия».
Но, каким образом предмет, имеющих сходство с пулей ПМ-9мм, обнаруженный по версии Литвин в теле Ткачевой при исследовании в секционном зале Дебальцевского отделения СМЭ попал в кабинет приемной Дебальцевского отделения СМЭ не известно.
Протокол осмотра места происшествия, в ходе которого была обнаружен и изъят предмет, имеющий сходство с пулей 9мм, не содержит сведений о непосредственном участии при данном осмотре специалиста Литвин Е.В. (следует помнить, что на тот момент Литвин участвовала в исследовании тела Ткачевой как специалист и не несла ответственность за дачу заведомо ложного заключения, выводов, иных действий, включая обнаружение каких-либо инородных предметов в исследуемом теле).
Следует констатировать, что материалы уголовного дела не содержат прямых доказательств, что Литвин Е.В. участвуя в исследовании тела Ткачевой А.А. как специалист, выдала обнаруженный в ее (Ткачевой) теле предмет, имеющий сходство с пулей ПМ-9мм, а следователь Добин Е.В. принял от Литвин Е.В. предмет, имеющий сходство с пулей ПМ-9мм
Таким образом, в настоящее время не представляется возможность бесспорно установить, что пуля, предоставленная для исследованная экспертам в рамках расследования уголовных дел № 02-1-2017-173-000825 и № 11802007712000010 является тем же инородным предметом металлической плотности желтого цвета, о котором упоминает эксперт Литвин Е.В. в акте судебно-медицинского исследования трупа Ткачевой А.А. № 191 от 28.11.2017г. (т.3 л.д.133-139).

Действительно, согласно акта судебно-медицинского исследования трупа (Ткачевой А.А.) № 191 от 28.11.2017г., для судебно-медицинского медико-криминалистического исследования оставлено: рана с задней поверхности шеи. Но кем, кому, в присутствии кого, какого размера передавался кожный лоскут раны с задней поверхности шеи, кем упаковывался и опечатывался данный предмет методом, исключающим несанкционированный доступ к предмету изъятия третьими лицами, материалы уголовного дела, возбужденного на территории ДНР не содержат. Порядок хранения вещественных доказательств не установлен. Отсутствует фототаблица раны, описанной специалистом Литвин Е.В. в судебно-медицинском исследовании трупа Ткачевой А.А. № 191 от 28.11.2017г., описание кожного лоскута, с указанием размера изъятия.
Таким образом, установить бесспорную тождественность кожного лоскута, изъятого специалистом Литвин Е.В. при судебно-медицинском исследовании трупа Ткачевой А.А. и кожного лоскута, признанного вещественным доказательством по уголовному делу, возбужденному на территории Российской Федерации не представляется возможным.
Кроме того, по версии обвинения, в момент выстрела, Ткачева А.А. была одета в армейскую футболку, поверх которой была надета куртка зеленого цвета. Следует отметить, что при установленной экспертами дистанции выстрела «с конечной зоны близкой дистанции», в случае ранения части тела, покрытой одеждой, в ране как минимум должны быть обнаружены микрочастицы одежды, либо обрывки нитей с нее. Отсутствие данных факторов (следов микрочастиц одежды в раневом канале), по мнению защиты, прямо указывает на то, что ранение в шею Ткачевой А.А. (если оно имело место быть в действительности) было произведено в отсутствие одетой армейской футболки и куртки зеленого цвета.
Утверждение эксперта Байрамова, допрошенного в судебном заседании, что данные микрочастицы могли быть «вымыты» кровью при кровотечении, по мнению защиты несостоятельно, и является личным мнением эксперта, а не научно обоснованным выводом.

Действительно, изъятие куртки зеленого цвета с повреждениями и пятнами бурого цвета было произведено 02.10.2017г. следователем СО Калининского РО Горловского ГУ МВД ДНР ст. лейтенантом полиции Вакаревой А.А. в порядке «осмотр места происшествия» (т.3 л.д.217-221).
Непосредственным предметом осмотра, в ходе которого была изъята куртка зеленого цвета, являлся «кабинет служебный № 8 заместителя командира батальона по личному составу, на первом этаже здания, расположенного по адресу: Донецкая область, г. Горловка, ул. Санаторная 5».
Но, материалы уголовного дела, возбужденного на территории ДНР, не содержат объяснения лиц, в чьем распоряжении находился осматриваемый кабинет служебный № 8, в частности по обстоятельствам нахождения в данном помещении куртки зеленого цвета с повреждениями и пятнами бурого цвета, ввиду того, что данное помещение не являлось местом проживания Ткачевой А.А. В ходе изъятия, следователем Вакаревой А.А. также не устанавливалось кому принадлежит изымаемое имущество (куртка зеленого цвета).
В том числе, обращает на себя внимание следующее описание повреждения на куртке: «повреждение №2 располагается по центру капюшона размерами 0,6х0,5см. отверстие не сквозное». Но, согласно вывода судебно-медицинского эксперта Байрамова А.Х. на куртке обнаружены три огнестрельных повреждения и все три – сквозные(т.3л.д.148)
Следствием не устранена неопределенность в описании повреждения «не сквозное отверстие» путем допроса ст. лейтенанта полиции Вакаревой А.А. Учитывая, что протокол осмотра места происшествия не содержит сведений об упаковке данной куртки методом, препятствующим несанкционированный свободный доступ к предмету изъятия, следовательно, установить бесспорную тождественность куртки зеленого цвета, изъятой следователем СО Калининского РО Горловского ГУ МВД ДНР ст. лейтенантом полиции Вакаревой А.А. протоколом «осмотр места происшествия» (т.3 л.д.217-221) и куртки зеленого цвета, признанной вещественным доказательством по уголовному делу, возбужденному на территории Российской Федерации не представляется возможным.

На обоснованное сомнение что смерть Ткачевой Анастасии наступила в результате огнестрельного ранения 30.09.2017г. указывают следующие факты.
Непосредственно, в месте обнаружения тела, 30.09.2017г. медицинскую помощь Ткачевой оказывали военнослужащие медицинского взвода Гнидина Елена Григорьевна, Малышко Наталья Мироновна, Грабовская Оксана Андреевна. Впоследствии, осмотр тела проводился бригадой скорой помощи - фельдшером Емельяненко Ириной Васильевной и врачом нагорным Виталием Александровичем.
Никто из пяти лиц, сотрудников медицинской службы, не выявил признаки огнестрельного ранения у Ткачевой Анастасии. Кроме того, никем из указанных лиц, в том числе из присутствующих во время оказания медицинской помощи, не были обнаружены следы крови непосредственно в месте оказания помощи. В том числе на одежде Ткачевой Анастасии.
Отдельного внимания заслуживает протокол осмотра места происшествия от 02.10.2017г. проведенного в секционном зале Дебальцевского отделения СМЭ старшим следователем СО Дебальцевского ГО, майором полиции Е.В. Добиным в период времени с 10.40 до 11.20.
Следуя сведениям, собственноручно внесенными майором Добиным Е.В. в протокол осмотра места происшествия, в период с 10.40 до 11.20 им лично осматривалась задняя поверхность тела и волосистая часть головы. Следов крови и повреждений не обнаружено.
«Трупные пятна багрово-синюшнего цвета, располагаются по задней поверхности тела».
«При осмотре и ощупывании волосистой части головы повреждений не обнаружено»
«повреждения: не обнаружены на доступных к осмотру участках тела»
Таким образом, следует констатировать, что на 11.20 02.10.2017г. тело Ткачевой Анастасии подвергалось визуальному осмотру как минимум шестью лицами, для которых не составило бы труда выявить признаки насильственной смерти Ткачевой, если б имелся хоть малейший повод – наличие телесных повреждений, следов крови и т.д.
Но лишь при дополнительном осмотре места происшествия, проведенном 02.10.2017г. в период с 14.00 по 15.00, майор полиции Добин Е.В. с участием в качестве специалиста Литвин Е.В. (за ложность выводов которая не несет уголовной ответственности, так как данные выводы ею сделаны как специалистом, а не экспертом) обнаруживает на теле Ткачевой Анастасии «повреждения: на задней поверхности шеи в нижней слева трети проекции 7 шейного – 1 грудного позвонков неправильно округлой формы рана с четкими неровными краями 1,2х1 и ободком осадненым вокруг шириной 0,1 см. с дефектом ткани в центре» «футболка армейская темно зеленого цвета пропитана кровью по задней поверхности».
Но, обращает на себя внимание тот факт, что два часа назад, при осмотре того же тела, тем же следователем описывался цвет трупных пятен по задней поверхности тела, и никаких следов крови обнаружено не было. И кстати, исчезла сама армейская футболка, которая по мнению следователя Добина была пропитана кровью.
С учетом изложенного, защита обоснованно предполагает, что подозреваемость Свиридова в смерти Ткачевой была определена в период с 11.20 до 14.00. Стоит помнить, что именно в это время в район Дебальцевского отделения СМЭ, где находилось тело Ткачевой Анастасии, прибыл Гусев Олег Николаевич.

Если принять версию обвинения, что смерть Ткачевой Анастасии наступила вследствии выстрела из пистолета в расположении штаба, и следы крови на ее куртке образовались за время, когда она лежала и ей оказывалась первая помощь, то как объяснить, что при горизонтальном расположении тела кровь образовала характерный след сверху (от капюшона) вниз - полосой, а не пятном в виде окружности вокруг раны?
Тем более, после снятия куртки, с учетом сведений что армейская футболка, надетая на Ткачеву, по задней поверхности, была пропитана кровью, следует, что кровотечение было обильным, и не заметить его при снятой куртке было бы не возможно. Тем более медицинским работникам.
Действительно, подкладыванием под голову куртки возможно тампирование раны и приостановление кровотечения, но тогда на куртке останутся следы в виде пятна крови, по размеру схожим с размером раны. Но никаких подобных следов крови на куртке обнаружено не было. Что тем самым, исключает версию о тампировании раны.
Свидетель Сабуняк в судебном заседании показал, что, когда тело Ткачевой Анастасии вынесли во двор, он обнаружил на полу, где находилась Ткачева несколько капель крови, которые сразу вытер. К данным сведениям следует отнестись критично, так как неизвестен размер, характер расположения данных капель, которые свидетель Сабуняк принял за капли крови. Не опрашивались лица, находившиеся вблизи Ткачевой в период оказания ей медицинской помощи на предмет наличия у данных лиц ранений, порезов, которые могли стать причиной образования нескольких капель на полу в коридоре.

Защита полагает, что в ходе расследования преступления следственными органами ДНР не принято достаточных мер к сбору доказательств, свидетельствующих об иной версии событий, вследствие которых наступила смерть Ткачевой Анастасии.
Заслуживает внимания показания, данные в судебном заседании свидетелем Сабуняк где он указывает, что когда Ткачевой была поставлена капельница с неизвестным ему раствором, то ее тело резко пожелтело.
Учитывая, что непосредственно первую помощь Ткачевой оказывали военнослужащие медицинского взвода Малышко и Грабовская, то если допустить, что ими действительно допущены действия, повлекшие за собой смерть Ткачевой, тогда это объясняет их дальнейшие действия по формированию доказательств причастности Свиридова к смерти Ткачевой. Именно данные лица, следуя показаниям Волосневой озвучили первыми версию выстрела Свиридовым.
Но в ходе следствия не выяснялось, что именно (какое лекарство) вводилось Ткачевой при оказании помощи и кем именно. Не выяснялась причина, при которой цвет кожного покрова тела может резко пожелтеть, как на это указывает свидетель Сабуняк.
Заслуживает внимание тот факт, что согласно сведениям военного билета Ткачевой, 15.03.2017г. оружие ей выдавалось О. Грабовской. Таким образом, осталось не выясненным, какое оружие имелось в распоряжении Грабовской. Имелся ли у Грабовской доступ к трофейному оружию, не поставленному на учет в установленный законом ДНР порядке.
И тот факт, что Грабовская в настоящий момент фактически скрывается от правосудия, препятствуя своему допросу, подтверждает подозрение защиты о ее причастности к возможной фальсификации доказательств в отношении Свиридова.

На непричастность Свиридова к смерти Ткачевой, по мнению защиты, могли бы послужить следующие доказательства:
- полученное в ходе следственного эксперимента, которым были бы воспроизведены действия в частности оказания помощи Ткачевой в ходе которых была снята куртка. Характерный след крови на изнанке куртки (сверху вниз) вызывает сомнение о возможности его образования при горизонтальном расположении тела. Воспроизведенный порядок снятия с Ткачевой куртки, полагаю позволил бы определить возможность или не возможность образования имеющегося следа крови на подкладке куртки.
- полученное в ходе следственного эксперимента определение траектории выстрела с учетом показаний свидетеля Сабуняк, который указал где была обнаружена им Ткачева, и где в этот момент находился Свиридов. Исходя из данных раневого канала, описанного специалистом Литвин Е.В., в ходе следственного эксперимента, было бы необходимо установить возможность при выстреле Свиридовым из того положения, в котором он находился тех повреждений, которые отражены в акте исследования трупа специалистом Литвин Е.В.
- сравнительный анализ звука выстрела, записанного в аудиофайле «Карина_20170930122941.wav» со звуком выстрела, произведенного из пистолетов «ПБ» и «ПМ». Как уже было сказано выше, у защиты имеются обоснованные сомнения принадлежности звука выстрела пистолету «ПБ» звуку выстрела, записанному в аудиофайле «Карина_20170930122941.wav».
- баллистическая экспертиза оружия Свиридова, находящегося в рассматриваемый период в его распоряжении. Место нахождение данного оружия им указывалось.
Но, невозможность проведения указанных действий связана не с субъективностью следственных органов Российской Федерации или суда.
В настоящее время территории Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики официально Российской Федерацией не признаны, какие-либо договоры о сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства между Российской Федерацией и ДНР, ЛНР не подписывались. В этой связи, отсутствуют регламентированные ст. 453 УПК РФ основания о производстве следственных действий.
Таким образом следует констатировать, что на территории Российской Федерации Свиридов Юрий Николаевич существенно ограничен в правах на предоставление доказательств своей непричастности к вменяемому преступлению.
С учетом изложенного, ввиду отсутствия неопровержимых доказательств вины Свиридова во вменяемом ему преступлении, прошу вынести оправдательный приговор.


ПосПост
Приговор - 13 лет строгого режима.
В тексте приговора выглядело очень гладко. Но даже у человека который совершенно незнаком с делом, вполне резонно возник один вопрос. Как «Мачете» находясь в СИЗО ЛНР, оказался в ростовском Донецке, где его задержали правоохранительные органы России. Это откровенная ложь в официальном документе, которая ставит под сомнение всё следствие по делу и судебный процесс
От последнего слова Юра отказался. От апелляции тоже. Очень резко высказался в адрес суда. Сказал, что все они в итоге окажутся на его месте. Сказал, что не хочет участвовать в этом цирке. Были варианты признать его невменяемым или пойти на сделку убийство по неосторожности. Юра, наотрез отказался. Говорит, мало того, что хотите, чтобы я признался в том чего не делал, ещё и дураком сделать желаете. И в тоже время не могу не согласиться с товарищем подполковником.
«Если бы он не был бы таким упрямым и щепетильным,то это был бы уже не "Мачете" и ты Миша это хорошо знаешь.Не был бы он упрямым и болезненно воспринимающим ложь,то и на борьбу с украинскими карателями-нацистами он бы тоже не поднялся бы.Все правильно он сделал,надо же чтобы мразям хоть кто-нибудь говорил,что они мрази."Мачете" и в тюрьме останется "Мачете",ничто и никто не сумеет его сломать.Такие люди как Юрий Николаевич из высококачественной стали созданы. Никогда не надо идти на сделки с совестью т Юра на них не пошел.Поступил бы он иначе,он бы сам себя перестал бы уважать.Тоже самое сделали бы и другие,а для "Мачете" это смерти подобно.»


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments