Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Category:

Свобода на новоязе



Елена Мизулина, член Совета Федерации, доктор юридических наук:

Говорят, что депутаты только все запрещают, но это совершенно ложное представление. Запрет — это как раз то, где человек свободен, потому что он говорит: это нельзя, а все остальное — как хочешь. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны, потому что право, в отличие от запрета, это когда ты должен действовать и только таким образом, как написано в законе… Поэтому не надо к этому стремиться, к регулированию только правами... Не надо бояться запретов! Не нужно регулировать интернет... но нужно отсечь с помощью запретов, дозволений и юридических обязанностей определения терминов, если они многозначные, неопределенные или, тем более, новые… Нужно учесть эти риски, которые мы не хотим иметь, и тогда проблем не будет.

Джордж Оруэлл. «1984»:

Слово «свободный» в новоязе осталось, но его можно было использовать лишь в таких высказываниях, как «свободные сапоги», «туалет свободен»… По сравнению с нашим языком лексикон новояза был ничтожен, и все время изобретались новые способы его сокращения… Человеку, с рождения не знавшему другого языка, кроме новояза, в голову не могло прийти, что… свобода когда-то означала «свободу мысли». Возьмем, например… отрывок из Декларации независимости: «…все люди сотворены равными, всех их создатель наделил определенными неотъемлемыми правами, к числу которых принадлежат жизнь, свобода и стремление к счастью…» Перевести это на новояз с сохранением смысла нет никакой возможности. Самое большее, что тут можно сделать, — это вогнать весь отрывок в одно слово: мыслепреступление.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment