Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Еще одна цитата.

"Ей-богу, Карл Густав, - сказала Эмма, - ты не должен называть своих пациентов «противниками». Они тебе не враги.
- Нет, враги! – ответил Юнг. – По-своему, конечно. Каждый пациент – как территория, потерянная во время сражения , или же дорога к дому, которую нужно отвоевать. Какие-то мысли, или болезнь, или мания их взяли в плен и убедили что теперь они граждане другой страны. Поэтому они так враждебны. Демоны, терзающие моих пациентов, обращают их в свою веру и вынуждают учить свой катехизис. В этом и заключается суть душевной болезни, Эмма. А может, любого недуга. Пилигрим сам писал в своем дневнике, хотя и вложил в уста Леонардо да Винчи: «Все хочет жить, даже инфекция». Я должен победить не только болезнь – мне приходиться сражаться с пациентом, который является ее носителем. Именно поэтому я обязан слушать и верить. Именно поэтому я не препятствую графине жить на Луне. До тех пор, пока не услышу, как Блавинская говрит голосом луны, я не смогу ей помочь. Того, что делает Фуртвенглер, недостаточно! Просто сказать ей, что на Луне нет жизни, - этого мало! Раз она верит, что там можно жить, мы должный понять почему.
Юнг помолчал немного и продолжил:
- Вспомни, как твоя сестра Мути боролась с туберкулезом. «ОН убьет меня!» - говорила она. Вернее ныла. Ты помнишь? «Боже мой! Я умру, умру! – рыдала она. – От судьбы не уйдешь!». Помнишь? Чистой воды пропаганда! Не больше и не меньше. Болезнь объявила себя министром культуры и начала издавать указы и декреты. «Ты побежденная нация! Не сопротивляйся. Наша оккупация закончится твоей смертью!». Помнишь? Да? Но мы победили. А почему? Да потому, что мы хотели, чтобы она основала собственное министерство культуры и заявила о своем существовании. Разве мы отрицали, что есть то, другое министерство? Нет! Мы слышали, что оно ей внушало, и боролись. Мы говорили ей о том, какие лекарства создаются в мире. Говорили, что она вовсе не обязана умирать. Мы поместили ее в лучший санаторий Швейцарии. Мы дали ей надежду – и через год она вышла оттуда, здоровая, как кобыла.
- А через год она умерла.
- Что правда, то правда, - отозвался Юнг. – Но только потому, что снова впала в отчаяние.
А отчаяние – штука фатальная."
Тимоти Финдли "Пилигрим"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments