Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Category:

Новомосковские школьники возвращают солдат из боя

Я уже не один раз писал о и о том, как мой отряд умеет копать, как умеет не копатьи вообще обо всем, что мы находим во время проведения Учебно Поисковых Лагерей.
На этот раз о поисковом отряда "Д.О.Н."пусть расскажет официальная пресса
Безымянный12


«Война не закончена, пока не захоронен последний погибший солдат», – эти слова Александра Суворова хорошо знают в новомосковском поисковом отряде «ДОН», организованном на базе общеобразовательного лицея энтузиастом, преподавателем ОБЖ Михаилом Владимировым.
командир


Сегодня отряд входит в структуру областного молодежного поискового центра «Искатель». Вместе со старшеклассниками лицея и его выпускниками – ныне студентами вузов, учащимися профессиональных училищ – Михаил Иванович пытается закончить ту страшную войну, возвращая из небытия неизвестных воинов; если повезет, возвращая им их имена; принимая участие в их торжественном перезахоронении — со всеми почестями, как положено павшим героям. Об этом наш разговор:

— Как появился отряд «ДОН»? Откуда возникла сама эта идея?

— С давнего времени, еще со школы, я знал, что есть такое, поисковое, движение. И мне сейчас даже обидно, что в Туле я 5 лет учился в пединституте, а в это время параллельно там широко организовывались мероприятия по поисковому движению, и я ничего об этом не знал. Узнал об этом лишь здесь в Новомосковске, когда уже работал с детьми. В итоге был создан такой отряд. Первая Вахта Памяти у нас состоялась в 2008 году, с тех пор каждый год принимаем участие. Сегодня радует все-таки то, что в семьях сохраняется эта память. Общаюсь с детьми и слышу их разговоры о родных, воевавших в Великую Отечественную – знают о дедушках и бабушках, прадедушках и прабабушках, рассказывают, где похоронены, какие награды имеют.


— Ваш отряд единственный в городе детский имеет такое направление?

— Да. И название наше не просто означает место, связанное с истоком Дона. Это еще и первые три буквы нашего девиза — «Доблесть, Отвага, Надежность и Честь – Качеств своих не успеть перечесть. Каждый себе говорит, мол, «СМОГУ!», С неба все вместе сорвем мы звезду!». Наши ребята по-своему стали расшифровывать его – «Девичий отряд Новомосковска», потому что, как ни странно, основной костяк летней Вахты Памяти составляют именно девчонки. Они больше сопричастны к поисковому движению, больше сопереживают события военных лет. Мальчики тоже, конечно, есть. В этот раз на Вахту мы выезжаем 1 июля, и я уже набрал немало юношей. Ребята едут и после 7-го, и после 8-го классов, в основном наши, лицейские.

— Раз уж мы заговорили о нынешней Вахте – что это такое, и где она проходит?

— Нынешняя Вахта проходит по программе областного комитета по спорту и молодежной политике по летнему оздоровлению детей, и это профильный палаточный лагерь. В этом году он впервые будет называться «Историко-патриотический лагерь «Наследие». Соответственно концепция лагеря идет в русле военно-патриотического воспитания, но на примерах именно Великой Отечественной войны, связанных с местами гибели солдат, с воинскими мемориалами и захоронениями. Школьники будут их облагораживать. Наш лагерь расположен в селе Хотьково Калужской области, но и в тульском регионе уже разработана программа на 2013 год «Дорогами мужества», и многие районы уже вовлечены в нее. Школьники ходят в походы по местам боевой славы — это было раньше, и сегодня возвращается. Задачами нашего лагеря все равно остаются поиск и увековечение погибших в Великую Отечественную войну. И мы надеемся, что снова будут подняты солдаты*, открыты новые имена – и этих солдат мы «вернем домой». В Хотьково большой воинский мемориал, который создан и содержится на деньги одного из предпринимателей этого села. Наши ребята будут вести поиск в лесу в районе этого села.

— С чего обычно начинается такой поиск?

— Поиск начинается с документов: в местных архивах читаются письма, воспоминания, очерки в газетах, мемуары. Мы стараемся часто не менять место поиска, потому что уже многое знаем о нем. В Калужской области в 1942 году шли страшные бои. Там образовывались так называемые «котлы»: в окружение попадали целые стрелковые дивизии Красной армии, происходили контратаки, попытки контрнаступления, как с нашей стороны, так 20130623-vahta1и с немецкой. В оперативных сводках Совинформбюро их называли «бои локального значения». О них мало говорили, их не афишировали, но погибали в них очень много военнослужащих, причем с обеих сторон, и эти бои были нужны в преддверии крупных операций – Сталинградской битвы, Курской дуги, чтобы отвлечь внимание и т. п. Информации об этих боях немного. И что интересно, в основном информация о них идет не из советских архивных источников, а из немецких. Наш центр выкупает за границей немецкие документы, мемуары (помогают предприниматели, энтузиасты из Москвы), их переводят, и по ним мы работаем. Немцы в силу своей педантичности на фронте фиксировали происходящее час за часом, вели дневники. Всё это очень дорого стоит, но мы понимаем, что любая информация из немецкого архива может привести нас к какому-то воинскому захоронению, раскрыть то, что скрывалось долгие времена. В частности, в Калужской области очень много погибших и работы – не на один год.

— Сколько раз вы туда уже выезжали?

— Я со своими детьми из лицея – с 2008 года, это будет 6-я поездка. Помимо таких летних лагерей, в меньшем составе со школьниками мы выезжали на весенние и осенние Вахты. Весенняя Вахта традиционно проводится в Белевском районе. Там бои происходили в июле 42-го года и имели большое значение для Болховской наступательной операции. Наши части здесь тоже попадали в «котлы», погибали целыми дивизиями. В этом районе мы работаем в основном на местах сражений 12-й гвардейской стрелковой дивизии, которая укомплектована была как раз туляками. Она шла дальше на Калугу. И если взять Тульскую, Орловскую, Калужскую области — это все был один большой театр военных действий.

— Все эти шесть лет ребята обязательно что-то находили? Не было такого, что ездили «впустую»?

— В отличие от «черных копателей», для нас самое главное найти не вещи, а солдат. Мы поднимаем разных воинов. Находили разрозненные фрагменты тел – тех, кто попадал под минометный обстрел; мы поднимали солдат с глубины, из-под земли, которые оказывались в окопных «ячейках»; мы поднимали «верховых» солдат. И последнее особенно странно. «Верховой» солдат — это тот, который оставался лежать на поверхности земли. 70 лет прошло, а мы в лесу поднимаем его из-под слоя дерна буквально только в 5 см. То есть солдат лежал все это время сверху, на берегу, в 20 метрах от реки, – ходили мимо рыбаки, охотники, грибники… Неужели никто из них не видел погибших?

Мы с ребятами поднимали и санитарные захоронения – когда после боя тела погибших, а их было много, просто сбрасывали в общую воронку и закапывали. Такие братские захоронения, к сожалению, ничем не отмечены, и их находят чисто случайно. Порой поднимаем бойца – думаем, он один, а когда начинаем эксгумацию, появляются фрагменты второго человека, третьего, четвертого и т. д. Так было в прошлом году: работали с одним бойцом, а когда расширили анализ, их оказалось пятеро.

— Не пугаются ребята найденного?

— Ни разу такого не было. Те, кто едет, готовы к этому. Отправляясь на Вахту Памяти, они понимают, что их ждет. Предварительно и в школах, и в тульском центре ведется работа: смотрят клипы, презентации о поисковой работе и отрядах, фотографии на сайте. То есть новичок, прежде чем войти в поисковое движение, узнает, что это, и делает осознанный выбор. И силой мы никого не держим, некоторые понимают, «это не мое». Человек здесь работает только сам и только от сердца.

— Михаил Иванович, сколько солдат вот так подняли именно наши ребята за все эти годы?

— «ДОН» поднял 19 бойцов. Но здесь мы не учитываем, когда несколько отрядов работают на санитарных захоронениях, в которых бывают и 12 солдат, и больше.

— А скольких из них удалось установить, кто это?

20130623-vahta2— Нашим отрядом, к сожалению, мы ни одного имени не установили. Но в прошлом году мы участвовали в эксгумации солдат, при которых были найдены медальоны. В первый же день выхода в лес, когда мы работали на санитарном захоронении, среди пятерых бойцов было найдено два медальона. Один был открыт, и вкладыш в нем сгнил, во втором прочитали: «Красноармеец Макаров». Родственников, правда, мы не нашли, хотя узнали, что этот Макаров родился в Смоленске, а призывался в Московской области. Еще мы обнаружили, что в 70-х годах его искала жена, но, вероятно, и ее уже нет. По окончании той Вахты Памяти мы снова участвовали в эксгумации солдат, и был найден еще медальон. Боец оказался родом из Пензенской области, по национальности татарин. При нем еще была найдена нестандартная кружка, не солдатская: эмалированная, она очень хорошо сохранилась, и на ней была нарисована мордочка котенка. Был сделан запрос в Пензенскую область, и там нашлось много родственников солдата. Но самое интересное оказалось вот что, когда он уходил на фронт, у него уже было шесть дочерей, и самая младшая отдала ему свою кружку. Отец с ней воевал, погиб, мы ее нашли, и эта кружка «вернулась» к этой же дочери, которая жива и сейчас. Солдата близкие увезли и перезахоронили на родине. У одного «нашего» солдата была обнаружена подписанная ложка. Но на ней три имени, то есть она переходила из рук в руки, и кому принадлежала в последний раз, неизвестно.

— Сколько времени будет продолжаться смена профильного лагеря в июле?

— 21 день. По окончании обязательно будет торжественное перезахоронение найденных солдат в мемориал села Хотьково со всеми гражданскими, воинскими и духовными почестями. Местная администрация всегда в этом идет навстречу. У нас, у поисковиков, есть и свой ритуал. Накануне перезахоронения мы проводим прощание с найденными солдатами. Оно проходит вечером: озвучивается, сколько солдат найдено, есть ли именные солдаты (установлены ли их имена – авт.), произносятся их фамилии, рассказывается все, что удается найти по интернету про этих бойцов. Объявляется Минута молчания, потом каждый из нас проходит возле контейнера с останками солдат и зажигает свою свечу. Затем мы пускаем по реке на отдельных маленьких плотиках – пенопластовых панелях — венки, сделанные из цветов, березовых веток, лент – из всего, что есть, — со свечами. А утром солдат увозят на захоронение.

Источник


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments