Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

Categories:

Я хату покинул, пошел воевать

Не секрет, что в рядах ополчения на юго-востоке Украины сражаются и наши соотечественники. Кто эти люди? Что заставило их расстаться с семьями и отправиться в другую страну проливать кровь?


Dobrovolcy_Kult_26_02

Штурм военкомата

На днях на сайте американского посольства появилось сообщение: «В России разворачиваются усилия по набору боевиков в ряды сепаратистов, и сепаратисты ищут добровольцев с опытом обращения с тяжелым вооружением, таким как танки и средства ПВО. Россия позволила должностным лицам из Донецкой народной республики создать вербовочный пункт в Москве».

Я позвонил в посольство с просьбой назвать мне адрес этого пункта. На том конце провода добродушно рассмеялись:

— Нет, мы адреса не знаем.

Тогда откуда информация, что в Москве появился вербовочный пункт? И на этот вопрос сотрудники дипломатической миссии ответить не смогли.

Тема российских добровольцев интересует и украинские СМИ. На сайте популярного интернет-издания читаю, что отправкой россиян в охваченный войной Донбасс занимаются российские военкоматы. Сел обзванивать, но везде слышал одно и то же: «Сведениями по набору добровольцев для Донецкой республики не владеем». А один из собеседников резонно заметил, что такая официальная государственная структура, как военкомат, по определению не может заниматься созданием неофициальных вооруженных формирований.


Как же все-таки попасть в ополчение?

— Кто действительно хочет — тот нас находит, — несколько туманно ответил «Культуре» военный эксперт штаба ополчения Донбасса Сергей Хохлов.

Нашел и я. Звоню. Отвечает автоответчик. Говорю, что хочу вступить в ополчение. Через сорок минут мне перезвонили. Пришлось признаться, что я журналист. «Не могли бы, — спрашиваю, — устроить встречу с кем-нибудь из московских добровольцев?» После некоторого молчания мне дали координаты парня, который собирался в Донбасс.

Мы встретились у Павелецкого вокзала — моим собеседником оказался техник одного из московских заводов. На вид лет 25, не богатырь. Простое лицо, белобрысый. Представился Алексеем, фамилию называть не стал. Рассказал, что не женат, служил в танковых войсках и что события на Украине его очень волнуют.

— Западному миру и США нужно только одно — чтобы России не существовало. А Украину просто спустили с цепи. Если мы не поставим на место тех, кто развязывает войну, завтра беда придет и к нам.

Молодой человек на днях выезжает в Ростов-на-Дону, где его встретит сопровождающий и поможет перебраться через границу.

— А по поводу того, что могут убить, — усмехнулся доброволец, — честнее быть убитым, чем жить с мыслью, что ты мог что-то изменить, но не ударил пальцем о палец.

Романтика и осторожность

По оценкам людей, имеющих отношение к отправке добровольцев, процентов тридцать обращающихся — несовершеннолетние. Каждый пятый не имеет опыта службы в армии, а каждый десятый претендент — женщина. Этим трем категориям отказывают без разговоров. Из тех, кто доезжает до границы, после собеседования с инструкторами половина возвращается. Так что из двадцати желающих реально попадают в Донбасс только 3–5 человек.

Однако добровольцам надо быть бдительными. В интернете появились ложные вербовочные сайты.

— Главный признак фальшивки — это обещание высоких, от 500 долларов в день, зарплат, — предостерег Сергей Хохлов. — Ополченцы у нас не получают жалования — только обмундирование, питание и оружие. Правда, рассчитываем, что с августа сможем выдавать и денежное довольствие — ориентировочно 8 тысяч гривен в месяц (24 тыс. рублей. — «Культура»).

Кому и для чего нужны фальшивые сайты, «Культуре» пояснил источник в одной из спецслужб, где недавно было создано подразделение, специализирующееся на Украине.

— Доброволец сообщает провокаторам свои реальные данные — имя, фамилию, адрес. На основании этой информации власти Украины и США получают возможность делать заявления о том, что «боевиков» для Донецка набирают в России.

Но это еще полбеды. Сайты-провокаторы обещают доставить добровольцев до Ростова-на-Дону и нелегально переправить на Украину. Тем, кто доверился, не позавидуешь: очевидно, что они попадут в руки СБУ или «Правого сектора». Правда, нашему собеседнику о подобных случаях пока не известно, однако исключать такую возможность он не стал.

Как выяснила «Культура», наиболее реальный и надежный канал для того, чтобы попасть в «армию Стрелкова», — это общественные организации патриотической направленности.

«Не могу прикрываться детьми...»

— Сегодня численность россиян в рядах ополчения — не более десяти процентов, — говорит Сергей Хохлов. — Примерно столько же составляют добровольцы из Сербии, Венгрии, Польши, Чехии, Италии, Германии, Армении и других стран. Основная часть бойцов — уроженцы юга-востока Украины.

Армия ополченцев насчитывает 15 тысяч человек. Тогда получается, что россиян в ней примерно полторы тысячи.

Добровольческое движение на юго-востоке формировалось в два этапа. Первый — еще во время майдана. Тогда на Украину выдвинулись представители организаций, которые в России принято называть радикальными. Многие до сих пор в строю. Человек тридцать «лимоновцев», полсотни «баркашовцев», десяток членов «Евразийского союза молодежи» (молодежная структура «Евразийского движения» Александра Дугина). В общей массе это капля в море.

Вторая волна пришлась на май. На Украину отправились люди, не участвующие ни в каких политических движениях. Одиночки. После одесской трагедии они поехали защищать русское население Донбасса по зову сердца. В основном физически крепкие молодые люди с армейской подготовкой.

«Надломила меня Одесса и вся эта ситуация, — писал на своей страничке «ВКонтакте» житель Подмосковья Александр Власов. — Я здоровый мужик, не могу сидеть за бабьей спиной и прикрываться работой и детьми… Да, не хочется умирать. Но еще тяжелее будет, когда однажды сын спросит: «А ты, отец, что делал, когда нацисты убивали людей?»

Месяц готовил семью к расставанию. Потом написал завещание, раздал долги и уехал. 26 мая вместе с другими ополченцами Александр Власов сопровождал «КамАЗ» с ополченцами, раненными в бою за Донецкий аэропорт. Машина попала под жестокий обстрел со стороны украинских военных. В ней погибло немало россиян. Был там и товарищ Александра, тоже Александр — Морозов, из Тамбова. Был и доброволец из подмосковного Электрогорска — 48-летний Сергей Жданович. Ранее он воевал в Чечне в 46-й отдельной бригаде оперативного назначения Внутренних войск. У него остались жена и дочь.

Корреспондент «Культуры» съездил в город, где жил герой. Однако беседы с родными не получилось — они до сих пор не могут оправиться от шока.

— Он не говорил им, что едет на войну, — рассказала мне близкая подруга этой семьи Зинаида Николаевна. — Сказал, что на сборы в Ростов...

Сергей работал на одном из местных предприятий электриком и на общественных началах возглавлял ветеранскую организацию «Боевое братство».

— Очень переживал, что на Украине убивают детей и женщин, — продолжает Зинаида Николаевна. — Сергей Борисович был человеком искренним и справедливым. Если у кого беда — то это к нему. Считал, что лучше погибнуть, чем допустить, что на твоих глазах чинят несправедливость. Конечно, события в Одессе на него сильно повлияли. Не поехать он просто не мог...

Ждановича похоронили на удивление тихо. На траурном мероприятии почему-то не было представителей администрации. А вот ребятишки из местного детского патриотического клуба «Гром» решили назвать свой клуб именем погибшего героя.

Ополчение сблизило

36-летний петербуржец Матвей Ефремов работал в коммерческой фирме, прилично зарабатывал, любил жену, растил троих детей. Что еще нужно для счастья?

— С самого начала событий на юго-востоке Украины он не находил себе места, — рассказывает вдова Матвея Яна. — А после трагических событий в Одессе 2 мая принял твердое решение ехать добровольцем. Отговаривать было бесполезно. Я его спрашивала: «Надолго уезжаешь?» А он: «Пока не освободим Новороссию».

Его земляк 54-летний Владимир Мельников работал тренером по рукопашному бою. Жил один, но вполне благополучно. Перед отъездом на Украину все свои сбережения оставил знакомым, чтобы они использовали их для помощи ополчению в случае его гибели.

Оба пали смертью храбрых, прикрывая товарищей во время вывода войск из Славянска.

— Сегодня среди защитников Новороссии в одном и том же батальоне можно увидеть россиян с совершенно противоположными взглядами, — говорит Сергей Хохлов. — Националистов и антифа, монархистов и анархистов, кавказцев и скинхедов. Сегодня все они на одной линии фронта.

Жданович был членом «Единой России», а Ефремов — убежденным монархистом. Москвич Олег Мельников, который также прикрывал отход славянского ополчения, придерживался либеральных взглядов — защитник Химкинского леса и активный участник протестов на Болотной площади. В отличие от товарищей ему повезло — отделался ранением.

По зову сердца после одесских событий подался в Донбасс и Артур Гаспарян, приехавший в Москву на заработки. Он чудом выжил в той мясорубке за Донецкий аэропорт. К слову, в рядах ополченцев немало жителей Северного Кавказа (больше всего ингушей) и Закавказья.

Кстати, радикально настроенные украинцы никак не поймут, почему кавказцы вливаются в ряды ополченцев, а не пополняют батальоны нацгвардии. Еще до начала военных действий они были уверены, что жителям горных республик стоит лишь свистнуть, и они дружно поднимутся против русских. Однако призывы незалежной производить теракты на территории России остались неуслышанными. Наоборот, разгул украинского фашизма сблизил русских с кавказцами.

Украинские сайты пытаются представить российских добровольцев сплошь этакими псами войны, людьми, психически нездоровыми, с садистскими наклонностями. В Донбасс едут разные люди, однако, как бы то ни было, ни о каких бесчинствах, чинимых ополченцами, не слышно. А тот неоспоримый факт, что именно после зверской расправы в Одессе число добровольцев значительно возросло, свидетельствует: воевать подавляющее большинство отправилось, как ни пафосно это звучит, за высокие человеческие идеалы. Их мужеством нельзя не восхищаться.

Впрочем, очевидно и другое. Эскалация войны идет по нарастающей, таковы уж ее законы. Бомбардировки и обстрелы мирных жителей, теперь — сбитый «Боинг». Что дальше, сколько еще человек станут жертвами противостояния? Желание сделать все возможное, чтобы остановить кровопролитие, — главное и в принятой на этой неделе при непосредственном участии России резолюции Совета Безопасности ООН по сбитому «Боингу», и в выступлении Владимира Путина на заседании уже российского Совбеза по вопросам суверенитета страны. «Нас призывают оказать воздействие на ополчение юго-востока, — сказал президент. — Все, что в наших силах, повторяю, мы, конечно, будем делать. Но этого совершенно недостаточно». Намек более чем прозрачный: путь к миру — это дорога с двусторонним движением. А участникам военного конфликта, в том числе и российским добровольцам, хорошо бы вспомнить свои мирные профессии.


Газета "Культура"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments