Хрусталик (polynkov) wrote,
Хрусталик
polynkov

"Живут комментариями пустых текстов и транслируют пустоту"

Злословить, осуждать – это так привычно, так, кажется, «в природе человека». Чем же это опасно? Можно ли справиться и начать говорить о других людях только хорошее? Всегда ли это необходимо?
Отвечает протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва).

– Понятно, что в связи с развитием всевозможных коммуникационных систем, таких, как социальные сети, мобильные телефоны, скайп, уровень общения между людьми, социальными группами вырос. Сегодня легко общаться с совершенно незнакомыми в реальной жизни людьми.

Протоиерей Алексий Уминский

Протоиерей Алексий Уминский

А это значит, что стало проще и быстрее транслировать другим ту пустоту, которая есть у многих из нас.

В основе такого «общения» и этой трансляции лежит обычное празднословие, о котором Евангелие строго предупреждает, что «за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф. 12:36).

Праздными можно считать не только бессмысленные слова, а бесконечное самотиражирование, выставление напоказ каких-то своих эмоций, мыслей, до конца не отрефлексированных чувств, фотографий. Все это ради того, чтобы заслужить определенное количество лайков или комментариев.

К этому своему празднословию ты подключаешь других пользователей. И злословие в этой системе – неизбежный процесс.

Что лежит у человека на поверхности и всплывает при таком общении? Конечно же, не что-то глубинное, настоящее, сокровенное. Это дорогого стоит, и делиться с этим никто не хочет. В том числе с болью, обидой, серьезным переживанием, вызывающим гнев. Глубокие раны человеческой души не будут искать выражение в виде двухстрочного комментария в социальных сетях.

Выплывает именно поверхностное, бессмысленное, часто неосознанное, покрытое лишь тонкой оболочкой приличия. За которой человек часто скрывает в себе нечеловеческое. В последнее время особенно стала видна тонкость этой человеческой оболочки приличий. Сдернуть её легко. А под ней – порченое, гнилое, дурно пахнущее. Наш портрет, который мы пытаемся до поры до времени скрывать под легким макияжем человечности.

И все эти поверхностные вещи, не имеющие ничего общего с глубокими человеческими переживаниями, и есть следствие внутренней пустоты, не приобщенности к глубоким способам мышления. Здесь даже нельзя обсуждать что-то в аскетически-духовных категориях. Потому что здесь вопрос неглубоких переживаний. Человек может обрушиться на кого-то десятиэтажным матом и через три секунды улыбаться и быть милым, прекрасным с другими.

Социальные сети, виртуальный и быстрый уровень общения дают нам возможность все время быть безответственными за слова, эмоции, потому что они ничего не значат. Мы привыкли видеть себя одними, а показывать – другими.

Чем больше в нас пустоты, не заполненной чем-то настоящим, (я уже не говорю о христианстве: это уж слишком серьезно; речь о каких-то настоящих мыслях, настоящих делах, чувствах), тем больше от нас всякой нечистоты, всякой грубости, зла, злословия, осуждения агрессии, вспышек гнева, унижения других людей.


Все эти вещи – крайне поверхностны и они говорят о поверхностном сознании. Ярко видно, как они легко выплескиваются, тем, кто водит машину, когда по любым обстоятельствам мы легко в адрес другого можем отпустить: «дурак», «идиот», нервно и долго гудеть тому, кто едет на 10 км/час медленнее, чем хочется тебе.




Но злословие, как и все пустое, – разрушительно. Пустота, отсутствие подлинного – место пребывания бесовских духов. Не зря Евангелие говорит: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел; и пришел находит его незанятым, выметенным и убранным. Тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, вошедши, живут там. И бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф. 12:43–45).

Эти духи незаметно поражают человека через апатию, лень, безответственность, через нежелания глубины – труда над собой. Отсюда и вся беда.

Наше злословие – осуждение такого уровня, что даже не имеет отношение к словам Господа: «Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф. 7:3) Христос говорит уже о глубине, о качестве суда, о возможности разобраться, насколько человек имеет право судить другого. Человек не может не судить, не сопоставлять поступки других людей и свои поступки с принципами правды и справедливости. Вопрос в том, насколько обоснован этот суд.

Право судить дано нам – от Бога. Апостол Павел говорит: «Разве вы не знаете, что святые будут судить мир?» (1 Кор. 6:2) И Господь обращается к апостолам: «Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Матф.19:28).

Здесь уже разговор не о поверхностных вещах, не о том злословии, кипении нечистот, которые происходят вокруг нас, а о некой духовной мере, духовном пути, который дан человеку, идущему вглубь, живущему по-настоящему.

Человек, который живет в пустоте, даже понять не сможет, о чем речь.

Если же человек вдруг осознает в себе эту пустоту, тогда поймет: она – вне жизни Христовой. Вне глубины. Вместо нее – маленькие вонючие неприятные бесики, почти вши, которые вызывают постоянное зудение в человеке, и он все чешет эти укусы, постоянно пребывает в пустословии, злословии и называет это жизнью.

То состояние пустоты, которое испытываем все мы, приводит к колоссальным трагедиям. Все, что происходит бытового трагического, случается именно из-за этого: семейные раздоры, разводы, непонимание детей родителями и детьми родителей, скандалы в метро, в магазинах и так далее.

Состояние всеобщей нелюбви – от общей пустоты. Желание в этой пустоте видеть других людей искаженно плохими, виноватыми во всем. Войти в эту область легко, а выйти – тяжело. Как из долгой затяжной болезни, лишающей человека сил.

Людям общаться хочется, этого требует человеческая природа, а сказать нечего. И тогда цепляются за эту иллюзию общения, за осуждение, злословие о других… Происходит всеобщая иллюзия, что все вроде как общаются.

Человеку нужно учиться молчать, учиться, прежде чем что-то сказать, сильно подумать. Люди только и делают, что живут комментариями к каким-то другим пустым текстам. А даже если текст не пустой, а глубокий, почему его кому-то надо комментировать? Что, скажем, «Война и мир» – нуждается в моих или чьих-то еще комментариях? Или «Братья Карамазовы»? Или проповеди митрополита Антония Сурожского? Может быть, они нуждаются в тихом прочтении, в размышлении?

Тут вопрос к каждому из нас – надо ли все время все комментировать? Всегда на все реагировать, на всякое «а» говорить «б»?



Источник: http://www.pravmir.ru/zloslovie-chast-prazdnosloviya/#ixzz3Dk3cSGOR





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments